Как я спасала мир

Весна в душе

Наконец-то, обед! Еле дождалась! Все утро тайком выглядывала в окно и любовалась весной, предвкушая скорую возможность вырваться из душного кабинета. А там за окном: и яркое весеннее, теплое солнышко, и легкие облачка, порхающие по небу, и люди, никуда-то спешащие, гуляющие нараспашку и с улыбками на лицах…

Пение птиц было слышно даже свозь закрытые окна. И душа тоже пела! Хотелось взлететь высоко-высоко, взъерошить волосы кому-то, попрыгать на скакалочке или, забравшись на гору, просто заорать: А-а-а-а-а!!! Как же хорошо! Весна! Мечты! Надежды!

Я сидела за рабочим столом и все время поглядывала на часы – осталось два часа до обеда, час, десять минут…Ура! Обед!

И вот, я на улице! Кровь бурлит! Душа требует подвига! Так хотелось сделать не просто что-то хорошее, а нечто очень героическое: утопающего спасти, хулигана обезвредить, пожар потушить, гору свернуть… Где эта гора? Где пожар? Где тонущий ребенок? Да я — все три богатыря в одном флаконе! Я — бэтман, который спасет мир!

Ага! Вот бабулечка купила картошечки целый пакет, идет — еле пыхтит…еле палочкой перебирает … Отлично!!!

Если нет горы – подойдет и бабулька-красатулька! Провожу-ка я ее куда надо. Впереди целый час обеда! Да я одна легко заменю самого легендарного Тимура с его командой!

— Давайте я помогу. Вам куда? На остановку?

Хмурый, колючий взгляд, плотно сжатые губы и костлявая рука, крепко вцепившаяся в пакет…:

— Чего это ты такая веселая? Обкурилась что-ли?

— Да что Вы, бабушка! У меня обед просто, могу Вам помочь картошку донести.

— Знаем-знаем мы твою помощь. Поможешь, а потом или кошелька не будет, или дом обчистишь. Пошла от меня! Ишь… помощница выискалась! И как таких земля только носит…

…и бабуля замахнулась на меня палкой…

…Ничего себе… Я стояла озабоченная с неприятным осадком внутри и с тоской думала, что вот и захочешь сделать что-то хорошее, доброе, а главное нужное, так нет же ! Как-то не получается! Крылья за спиной явно сникли, прыгать на одной ножке уже как-то не хотелось.

Я стала себя успокаивать: — И ладно, ну и подумаешь! Но, не нужна моя помощь старухе! И что? Мир остановился? Да как бы не так! Может ей просто в жизни не повезло? Может ее какие-нибудь мошенницы обманули – вон их сколько по телевизору показывают… Да ее пожалеть надо, эту бабушку… Несчастная старушка – нет у нее весны в душе. Но у меня-то есть! Солнце! Жажда жизни! Жажда подвига! Долой старушек, да и разве это подвиг картошку таскать… Не-е-е-ет… Меня ждут великие дела!!! Надо придумать что-то действительно стоящее.

Детский крик огласил площадь и я не вольно оглянулась. Недалеко от меня стоял взлохмаченный папа, явно потерявшийся в простой житейской ситуации: годовалый ребенок, выгнувшись дугой пытался вылететь с папиных рук. Упавшая коляска, разбросанные одеяльце и бутылочка – ярко говорили, что папаша проиграл сынульке по всем статьям. Я ринулась на помощь. Подняла коляску, собрала вещи. И при этом, пытаясь поддержать мужика, громко рассказывала, как орали мои карапузы в годовалом возрасте. На веселый монолог прореагировал не только папа, но и малыш , который замолчал и с интересом начал меня разглядывать. Заглянув в его наполненные слезками глаза, я невольно протянула к нему руки: ах, ты мой маленький, ну что ты, что ты!

И малыш потянулся ко мне! И потянулся, и улыбнулся, и загугулил, и начал усердно мне тоже что-то рассказывать! Мы так и стояли с ним обнявшись посредине площади, а благодарный папа вытирая пот со лба что-то причитал про благодарность и замученность….

И тут…

И тут налетела разъяренная мамаша! И опять я получила по полной! Да что ж за день-то такой! Кем я только не была за следующие две минуты: и разлучницей, и воровкой чужих детей, и крашенной курицей!!! Н-да… что такое не везет и как с этим бороться! Промямлив в ответ: сама дура — я поспешила уйти от туда.

До конца обеда было еще полчаса, но подвигов уже как-то не хотелось и я устало брела к офису, еле переставляя ноги! От хорошего настроения не осталось и следа! Голова жутко болела, навалилась апатия и депрессия. Все раздражало и выводило из себя. Хотелось лечь на диван, отвернуться к стене и тупо молчать. Лежать на работе запрещено и я уныло сидела за рабочим столом и все время поглядывала на часы – осталось два часа, час, десять минут… За пять минут до конца рабочего дня позвонила мама.

— Доченька, у меня давление поднялось сильно, а лекарство кончилось. Зайди в аптеку, пожалуйста, и привези мне таблетки!

— Сегодня? Мам, но почему я? Пусть Мишка привезет, он же на машине! Если бы ты только знала какой тяжелый сегодня у меня был день! Я так устала жутко! Сил до дома добраться нет!

— Конечно-конечно, доченька. Прости меня, пожалуйста. Я соседку попрошу, — мамин голос задрожал и послышались слезы, — прости, что побеспокоила!

Я раздраженно бросила трубку на стол. Как же всё достало! Почему же все всегда свои проблемы вешают именно на меня!!! Всегда я, будто нет больше никого!!!

Я шла по улице и с тоской думала о том, что дома меня ждет куча немытой посуды, еще ужин надо будет готовить, уроки с детьми делать, мужу рубашку на завтра погладить! Каждый день одно и тоже! Я ведь для них всех так: погладь, подай, купи, принеси, свари! А где мне силы взять? Слезы капали из глаз. Было жалко себя, жалко свою жизнь, свои мечты…

Не в силах идти дальше я стала искать глазами лавочку. Передо мной был храм. Вот и хорошо! Зайду свечку поставлю — может легче станет.

Службы не было, впрочем, как и людей. Я села на скамеечку и разрыдалась в голос: Господи за что?

Подошел батюшка, участливо посмотрел мне в глаза и подал в кружке святой водички…

И тут меня прорвало — я говорила, говорила и говорила… Все то, что многие годы копилось, откладывалось где-то в закоулках подсознания, вырывалось из памяти в упрек этому миру…

Выговорившись, я почувствовала себя какой-то опустошенной и потерянной. Мне так хотелось сочувствия, поддержки, жалости .

Но настоятель, глядя в глаза, произнес совсем другие слова:

— Это похвально, что ты видишь чужую боль и хочешь мир спасти. Но чужим помогать — это праздник. Праздник для твоего тщеславия, Праздник твоей гордыни. Только этот праздник создан на слезах твоих родных. Ведь чужим ты помогаешь тогда, когда у тебя есть желание, есть силы и есть настроение. Именно поэтому прийти на помощь чужим людям — это праздник, а вот быть опорой своим близким — это трудная работа. Ведь родным надо помогать тогда, когда ИМ это надо. Даже если у тебя нет сил, нет желания, нет здоровья то и тогда надо через «не могу», сцепив зубы. Но если каждый из нас научится работать на своих родных, на свою семью, на свой род, то тогда и мир спасется.

Идя домой, я все время повторяла в голове слова батюшки. Сначала с возмущением, потом с рассуждением, а потом уже и с осуждением себя, своих мыслей и поступков…. Вспомнилось, как не пошла с сыном в поход, потому что надо было готовить свадьбу подруге… как плакала дочка, когда я не пришла к ней на утренник, потому что вела новогодний корпоратив на работе (а ведь сама тогда вызвалась!)… да и сегодня — кинулась спасать мир, а лекарство маме принести сил, видите ли, не было! Жалеть себя мне как-то уже не хотелось…

И открывая дверь подъезда, я уже точно знала, что надо сделать, чтобы и в мою семью сегодня обязательно пришла весна!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *